- the farthest -

18:24 

Воспоминание о прошлой осени (Часть 2)

Philarmonic Decomposition
It's time of departure for the future. (c)
(с) Takahiro


«Если все в мире не более чем притворство, искренна одна лишь смерть».
Дзётё Дзинъэмон Ямамото.




С того ужасного момента, произошедшего со мной чуть больше месяца назад, ничего более странного не наблюдалось. Я спал до обеда, просыпался, принимал душ, чистил зубы. Каждый день часов в шесть утра ко мне заходил чернокожий гранат (как-то полюбилось его уже так называть), менял белые лилии. Тоже самое он проделывал через каждые сорок четыре минуты (да да, я считал). Раньше он меня раздражал, будил меня своими тяжелыми шагами, скрипом двери и журчанием воды в вазе. Но потом я как то свыкся. Меня это даже начало забавлять. Я очень привык к нему. Он никогда ничего не говорил, да наверное, это было даже и к лучшему…
Еще одной частью моей жизни в этом мире стала Хигури. она любила будить меня, запрыгиваю на меня и крича в самое уха «Доброе утро, Камидзё!!!» Я к ней очень привязался. Хоть внешне она выглядела ну мягко сказать не особо красиво, её поведение, весьма неординарное и даже в некоторых ситуациях просто неадекватное, мне стало крайне необходимо. Иногда она приходила без настроения и совсем не желала со мной разговаривать. В эти дни я был совсем разбитый. Девушка никогда не рассказывала, что с ней произошло, никогда не рассказывала о своей личной жизни, о работе, видимо не хотела отвлекать меня. Настроение Хигури, без её ведома, передавалось мне. В те дни мы просто сидели на кровати, уставившись в одну точку. Так проходило несколько часов. Когда я пытался все-таки узнать, что с ней, она говорила: «У бога есть дела поважнее, чем мои проблемы», и мы снова устремляли взгляд в одну точку.
Когда же у Хигури было хорошее настроение, мы вместе смеялись, шутили, напивались до потери сознания, обсуждали служебный персонал. Я даже начал подкармливать её аквариумных рыбок!
В те вечера, когда она не приходила, я пил в одиночестве, слушал музыку, читал книги. В основном это были дождливые вечера. Но когда же все таки погода располагала к себе, я спускался к реке и наблюдал за закатом. Смотрел, как солнце тонуло в воде, и как его свет, словно кровь, разливается по синей глади. Ночью разглядывал причудливые фигурки из звезд, перебирал руками песок, покрывал им свое тело, голову. Иногда песчинки залетали в глаза, после чего на глазах выступали слезы. Так, проводя время в безделии, я засыпал на пляже. Понимал я об этом лишь на утро, от горячего дыхания бездомных собак, которые наровились меня облизать. Я бежал к морю, ногами разбрызгивая воду, купался, потом обсыхал на солнце и совершал пробежку. Так проходили мои дни.

* * *

Сегодня тоже проснулся на пляже, искупался, размялся и начал пробежку. Все равно делать нечего, кроме того как ставить росписи на документах, где указано кому, когда и от чего умереть. Если честно, я, наверное, ужасный бог. Бог до меня, скорее всего, не был таким безразличным как я. Но это Хигури меня набаловала! Сказала, что бы я «умертвлял» всех без разбора. Кстати да! Куда делся прежний бог? В следующий раз надо спросить у Хигури!
Так, бежав по влажному песку и думая о своем предшественнике, я забрел неизвестно куда. Все тот же пляж, но как-то далековато от того места, где я обычно сижу. Я остановился и прислушался. Шум волн начал медленно покидать мои уши, а ветер взамен принес несколько иную мелодию. Какая-то песня. Сначала я не мог уловить ничего, кроме отдельно взятых нот. Посмотрев на лево, я увидел старое полуразрушенное здание. По-моему, песня доносилась именно оттуда. С каждым моим шагом, мелодия прояснялась. Пела видимо девушка. Вскоре я смог различить слова:
Я это видела в сказочном сне:
Белые лилии на белой воде.
Тихо кружатся в объятиях тьмы
Белые цветы.
Спокойная мелодия, восхитительный голос исполнительницы будто бы поглотили меня. Решил подойти поближе, что бы увидеть лицо, которое способно воспроизводить столь чудную музыку. Я стал пробираться по рыхлому песку, отодвигая развалившиеся балки, ступал по битым оконным стеклам и обвалившейся штукатурке, как вдруг песня резко оборвалась.
- Что тебе надо?- произнес резкий и довольно грубый голос, некогда напевавший прекрасную мелодию.
- Извините, что побеспокоил вас, но я хотел лишь послушать, как вы поёте.
- Ты уже вдоволь наслушался. А теперь убирайся от сюда!
Меня начал бесить её тон. Я же бог как ни как! Надо заткнуть эту хамку!
- Вы не имеете право так со мной разговаривать!– начал я,- преклонитесь перед богом!
- Ахах! Типа ты – бог! Ну раз так, то тогда я Мария Магдалина!- говорила она. Её смех резал уши.
- Хочешь, что бы я тебе продемонстрировал?
- Да, пожалуй!
В ту же секунду я очень захотел, что бы она вновь запела. Стоило мне только подумать, как песня о белых цветах вновь наполнила пустынный берег. Её голос жутко дрожал. Она пела, будто бы задыхаясь. Девушка была очень напугана. Она не хотела петь, но слова сами собой срывались с её уст.
Она не могла мне сопротивляться.
Вскоре эта пытка мне наскучила и я остановился. Девушка откашлялась.
Через несколько секунд на козырьке здания появилась сама певица. Меня немножко передернуло. Столь приятный и чистый голос ну ни как не ассоциировался с внешностью, представшей моему взгляду. Там была низенькая девчонка, жутко похожая на парня. Она была коротко подстрижена, одета в черные джинсы, кеды, мужскую рубашку и кожаную куртку. Ярко-рыжие прямые волосы развевались на ветру. На лице была медицинская повязка.
- Ты что серьезно типа… ну… бог?- с дрожью в голосе спросила она.
- Ну да. Ты хочешь, что бы я еще раз подтвердил это?
- Нет, спасибо… Что тебе надо?
- Шел мимо, песня понравилась, решил послушать.
- Послушал? Ну вот и иди дальше.

* * *

После этого дня начались дожди, и я почти не выбирался из номера. Хигури приходила редко. Она сказала, что сейчас у неё решающий период, поэтому она не сможет некоторое время навещать меня, и просила не обижаться.

Позавчера пробовал заговорить с негром, но он ни ответил не слова.

Вчера решил спуститься вверх и спросить у администратора отеля насчет Хигури, но тот ничего не знал. Спускаясь на прозрачном лифте, я мельком увидел того стеклянного мальчика, который как то превращался в чайник. Он бежал по лестнице. Лифт остановился на третьем этаже. Рядом со мной в кабинке оказался какой-то мужчина. На эти доли секунды, когда лифт был неподвижен, я ясно увидел лицо стеклянного мальчика. Он тоже остановился и устремил свой взгляд на меня. Я улыбнулся и помахал рукой. Он все так же стоял как вкопанный. Вдруг лифт взлетел так же внезапно, как и остановился.
С тех пор я больше никогда не видел мальчишку. Но я был рад этой мимолетной встречи. Радовался, словно ребенок, от того, что он жив и здоров и тому, что моя совесть чиста и я никого не убил.
Вскоре дожди кончились. Я думал, что с приходом хорошей погоды Хигури наконец то придет, но этот момент никак не наступал. Чтобы подавить скуку, приходилось снова бегать по пляжу.
И сегодня тоже.
Пообедав, я покинул свой номер, из которого, как мне казалось, я не выбирался целую вечность. На пустынном пляже все было так же. Теплый рассыпчатый песок, легкий ветер, вода, опять поглощающая солнце…
Всю неделю из моей головы никак не выходила та песня, услышанная мною однажды на этом пляже. Порою я, принимая душ, или моя посуду, а иногда даже во сне, еле слышно нашептывал слова, которые прочно впечатались в моё сознание.
Сегодня же специально пробежал около получаса в противоположную сторону и вскоре вновь увидел то полуразрушенное здание. Неподвижно, я стоял несколько минут, надеясь, что ветер принесет мне дивную песню, но этого не происходило. Меня окружала сдавливающая тишина. Я было уже собрался уходить, как вдруг за спиной послышался голос.
Её голос.
- Если бы ты просто попросил, то я бы спела… Незачем подкрадываться так незаметно и подслушивать то, что не предназначено для твоих ушей.
- Извини,- только и смог сказать я.
- Ха… ахахахахха!- засмеялась она.
- Что тут смешного?
- Ты бог, а извиняешься как обычный человек!
- Я очень воспитанный бог!
Она еще больше рассмеялась. Когда её смех утих, я решил спросить:
- Что ты тут делаешь? Ты здесь живешь?
- Да.
- Одна?
- Ну… иногда приходят какие-то люди, но они не задерживаются надолго.
- Почему не переедешь в город?
- Зачем?
- Как зачем?! Ближе к цивилизации, к людям.
- Зачем мне сдалась эта цивилизация и тем более люди!
- Понятно,- я замолк.
Её голос доносился с балкона второго этажа. Девушка сидела ко мне спиной, облокотившись на перила. Я расположился на песке, чтоб хотя бы краем глаза видеть её.
- А ты зачем сюда приходишь?- спросила она.
- Делать нечего.
- Богу и делать нечего?
- Ага.
Снова наступила тишина. Я не знал, о чем с ней говорить. Она же, видимо, не знала, зачем со мной говорить. Девушка разглядывала свои ногти, я же смотрел на солнце через стеклышко, которым только что поранил руку.
Наше молчание длилось довольно долго. Я взглянул на часы. Время уже подходило к вечеру. Неужели вот так молчаливо и неподвижно мы просидели столько часов! Мне надо бы вернуться домой, вдруг сегодня Хигури все же придет!
Взгляд мой упал на балкон. Она все так же сидела и разглядывала ногти. Я встал и отряхнулся от песка.
- Можно завтра я тоже приду?- вырвалось у меня.
- Как хочешь,- ответила девушка.
Я развернулся и направился к отелю. Солнце резко осветило мои глаза. Уже почти дойдя до «своего» места, я обернулся. В лучах заходящего солнца был еще виден её контур. Стоял так минуты две, затем поглубже вдохнул морской воздух и вышле на городскую улицу.

Хигури в этот вечер не пришла.

Включил музыку и взял холодную банку пива.
Не знаю от опьянения ли это или от того, что я очень хотел спать, я вдруг вспомнил одну девушку. Не знаю, правда, кто она, кем она мне приходится, но почему-то её образ не покидает моё сознание.
У неё большие карие глаза.
Черные гладкие волосы.
Светлое платье.
Милая такая.
Кто же это?
Возможно, её образ связан с моей прошлой жизнью…


* * *

Я проснулся часов в пять утра от сна, который я увидел.
Та девушка целовала меня, ласкала моё тело, смеялась со мной, готовила еду для меня.
Возможно ли, что это не сон, а… воспоминания?
После моего раннего пробуждения, сон никак не приходил ко мне. Пришлось встать, почистить зубы, принять душ. Что бы как то взбодриться, включил музыку и взял из холодильника огурец, обернул в нори и съел. Затем вновь вернулся в комнату, сел на кровать и начал дожидаться чернокожего граната. Как всегда ровно в шесть пришел он, поменял лилии и вышел.
Сегодня я решил пойти на пляж пораньше, и вскоре уже был у полуразрушенного здания. Её не было…
- Ээээээээй! Ээээээй!- начал кричать я, даже не зная её имени.
- Это я…,- и поняв, что она тоже не знает, как меня зовут, я сел на песок и начал ждать.
Через несколько минут с балкона второго этажа послышался голос.
- Доброе утро! Чего так рано?- спросила она.
- Делать нечего было. Я не мог позвать тебя, так как не знал твоего имени. Как тебя зовут?
- Называй, как хочешь.
- Прямо совсем как хочешь?
- Угу.
- Тсумэ! (с яп. ноготь)
- Ахахаха! Почему же Тсумэ?
- Потому что ты вчера их рассматривала.
- Тогда тебя я назову… Гарасу (с яп. стекло). Ты вчера через него на солнце смотрел.
- А я думал, ты на меня не обращаешь внимания.
- Ты не ошибся.
С каждым днем наши разговоры становились все длиннее. Через дней 6, она разрешила мне подняться на первый этаж. Спустя еще несколько дней я очутился на ступеньках между первым и вторым этажей. Еще спустя какое то время стал сидеть на втором этаже, правда очень далеко от неё.
Вскоре мы вместе вышли на крышу.
Чем выше мы поднимались, тем длиннее становились наши разговоры. Обсуждали абсолютно все: погоду, музыку, искусство, науку, личную жизнь, животных, растения и многое-многое другое.
Тсумэ я первой рассказал о девушке из моих снов. Она только смеялась, а потом делилась своими историями о том, как на одной чайной церемонии наступила на громадную щупальцу официантки и что тоже чуть не разбила стеклянного мальчика.
Признаться честно, я совсем забыл о Хигури. мои мысли вращались по кругу, переходя то от Тсумэ к девушке из снов, то наоборот.
Вскоре я понял, что девушкой из снов я встречался, возможно, мы жили вместе, возможно, она была даже моей женой. Сквозь сны, во мне вновь вспыхивали былые чувства, канувшие неизвестно куда.
Видимо, я очень её любил.
Где же она теперь?

* * *

В субботу пошел снег. Я был невероятно обрадован этому неожиданному погодному явлению и, взяв с собой зонтик, вышел в парк.
Свежевыпавший снег хрустел под моими ногами, словно свежеиспеченные вафельки.
Уже через несколько минут зонтик сменил цвет с черного на белый. Витрины магазинов покрылись какими-то странными снежными узорами. Я подошел к одной из таких витрин и присмотрелся. Моё горячее дыхание расплавило лед. Вроде бы кондитерская… предварительно отряхнув зонтик, я зашел внутрь. Мои легкие сразу же наполнились ароматом корицы, ванили и стойкого одеколона. Атмосфера мрачноватая, темно-зеленые стены, непонятные мраморные статуи в углах. Странное место…Да и за прилавком никого не было.
Я огляделся. Рядом с кассой стояла клетка с хомяком. Бедное животное было все мокрое, будто его облили водой. Он безостановочно бегал по пластмассовому колесику. Понаблюдав с минуту за этим глупым животным, напрасно изводящим себя, я вновь подошел к прилавку.
- Кто-нибудь есть?- произнес я.
Через несколько секунд, откуда-то снизу вылез парень лет 18. Светловолосый, зеленоглазый, в руке он держал надкусанный пончик, некогда усыпанный разноцветной посыпкой, которая теперь перебралась на его губы.
- Здравствуйте! Вы за заказом? Сейчас я его принесу.- сказал он и куда-то убежал. Я даже не успел ему ничего возразить, как вдруг он появился с огромной коробкой, которую протягивал мне. Затем он облизал крем с пальцев и принес какие-то бланки.
- Распишитесь, пожалуйста, за то, что подарок доставлен лично в руки.
- Но это не мне! Тут какая-то ошибка!- пытался возразить я.
- Нет, нет! Та милая дама сказала передать это именно вам и еще,- он откашлялся и сделал важное лицо,- счастья, радости, любви и здоровье береги!- пропел он и захлопал в ладоши.
- Поздравляю вас! Всего наилучшего!- улыбался парень.
- Спасибо,- как то неловко отозвался я.
Вдруг зазвонил телефон. Парень снял трубку.
- Спасибо за заказ. Приходите еще,- обратился он ко мне, а затем начал разговор.
Я поклонился и вышел на улицу. Сначала хотел продолжить прогулку, но любопытство жутко терзало меня. Быстро спустившись по лестнице в свой номер, положил коробку на стол и начал рассматривать. Совершенно обычный картон. Что же внутри?
Аккуратно разрезаю скотч, снимаю крышку…
ЧТО???
Свадебный торт?!
Кому пришло в голову подарить мне свадебный торт?
Должно быть, парень просто обознался…

А торт то явно дорогой…
Состоит из трех ярусов. Наверху шоколадные фигурки жениха и невесты.
И что мне с ним делать?
Отнести обратно?

Ну уж нет! Мне его подарили, и я не должен его отдавать!

К тому же он такой аппетитный!

Решено! Придется его съесть!
Я отрезал кусочек с нижнего яруса и быстро расправился с ним. Остальное оставлю на потом.
А нет! Закушу невестой! Я откусил голову от шоколадной фигурки и снова вышел на улицу.

Шел все так же не зная куда, скрипя обувью по белому, только что выпавшему снегу. В голове опять всплыл образ той девушки. Чувства резко нахлынули на меня, я словно увяз в эмоциях. Не знаю с чего, но на меня нахлынули слезы.
Неужели я все-таки любил её?
Я медленно опустился на ближайшую скамейку, опустив пониже зонтик, чтобы никто не увидел моего заплаканного лица.
Я просто сидел и рыдал, уткнувшись взглядом в кончики собственных ботинок. Что со мной такое? Разве этот человек настолько любим мною?
Прохожие задерживали ненадолго свой взгляд на мне, но это меня не волновало.
Акико!
Так её звали!
Я мысленно гладил её волосы, смотрел в её глаза…
Теперь я точно знаю, что она была!

Акико… прости, но я нарушил своё обещание.

* * *

Она бежала по опавшим желтым листьям. Её длинные волосы и светлое платье трепал прохладный ветер из стороны в сторону.
- Ещё! Ещё! Ещё!- повторял я, сжимая в руке фотоаппарат,- кинь их вверх!
Она подбросила листья и засмеялась. Фотоаппарат быстро скопировал секундное мгновение и вывел на экран.
- На сегодня достаточно,- сказала она,- покажи, что получилось.
Она подошла ко мне и начала смотреть фотографии.
- Вот это особенно хороша!
-Ага,- как-то рассеянно отвечала она.
- Что-то не так?- забеспокоился я
- Нет, всё в порядке.
- По голосу так не скажешь!
- Я просто думала.
- О чем же?
- Знаешь почему я люблю фотографии? Потому что они могут запечатлеть самые лучшие моменты в жизни. Скоро я постарею, покроюсь морщинами, умру, а фотографии сохранят меня во всей молодости. Я завидую этим снимкам, ведь они младше меня на несколько секунд и они не изменяться.
- Ты тоже не изменишься.
- Всё меняется. И ты тоже изменишься. И когда-нибудь, возможно, не сейчас, и не через год, а через очень много лет, ты забудешь и меня.
- Ты что! Я не смогу забыть тебя!
- Людям свойственна забывчивость, мы не в силах сохранить даже то, что когда то было действительно дорого.
- Будь уверена, я тебя никогда не забуду!
- Правда?
- Ну да, конечно.
- Обещай! Обещай, пожалуйста.
- Обещаю.
- Спасибо. Просто… когда меня не станет, я хочу жить хотя бы в твоих воспоминаниях.
Я убрал фотоаппарат и обмотал вокруг шеи теплый шарф. Её рука обхватила мою руку, и мы вместе пошли по шуршащей листве.

* * *

Акико… сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?

* * *

Снег все не утихал. Кончики моих ботинок слились с белоснежным пейзажем. Состояние заметно улучшилось, и слезы перестали с огромной скоростью вытекать из моих глаз.
Где то позади послышались громкие встревоженные голоса. Я обернулся.
Чуть подальше моей скамейки стояло множество людей. Все они были одеты очень празднично: мужчины в смокингах, женщины в вечерних нарядах. Это была свадьба. Как здорово!
Я развернулся и начал наблюдать.
Через несколько секунд меня стал настораживать тот факт, что люди как-то неестественно вели себя. Мужчины еще более-менее были спокойны, правда, не переставая бегать и разговаривать по сотовым телефонам. Женщины же стояли как вкопанные, или же орали, как резанные свиньи.
Что же это у них произошло?
Я залез на скамейку и стал всматриваться в происходящее. Вскоре показался жених. Он почему-то кричал от ужаса и носился по всей площадке. Тут я увидел, что люди стали медленно двигаться в одном направлении. Некоторые быстро убегали , некоторые просто оставались стоять как вкопанные. У одной девушки было очень длинное платье. Она запуталась в его складках и упала, а люди начали ступать по ней, будто бы она и вовсе слилась с асфальтом! Через несколько минут она расплылась и действительно, видимо влилась в асфальт.
Люди же сбавили темп и просто медленно, будто в испуге, отступали назад. Женщина, стоявшая самая первая, упала в обморок.
Половину происходящего мне преграждало здание. Интересно, что же там, за этим строением? Что могло так сильно напугать этих людей?
И тут я увидел то, что все это время тщательно скрывалось от моих глаз. На площадь ступила невеста.
Обезглавленная невеста.
Она протягивала руки перед собой, пытаясь или не споткнуться или найти своего жениха. Кровь струилась по её белоснежному платью.
Снег повалил с необычайной быстротой, да и ветер усилился. Он вырвал мой зонтик.
Женщины еще придерживали шляпки. Мужчины уводили детей.
А обезглавленная невеста все шла.
Я слез со скамейки и направился подальше от площади.

* * *

Где-то через час я уже был дома.
Дверь оказалась открытой. Странно… Из ванной слышался шум воды. Я вновь резко отодвинул шторку.
Там лежала Хигури.
- Хигури!- кинулся я к ней.
- Эй, отвали, долбанный извращенец,- мило кричала она.
- Хигури,- вновь повторил я и сильнее сжал её тело.
- Что, скучал без меня?- спросила она, ответив на мои объятия.
- Да, очень.

* * *

Хигури все лежала в ванной, я же облокотился на бортик и смотрел в потолок. Иногда она кидалась в меня пеной, которая неприятно щипала глаза, но я все равно был счастлив от того факта, что она снова здесь со мной.
- Ты уладила свои дела?- спросил я.
- Да, теперь все в порядке. Чем занимался в моё отсутствие?
Я рассказал её о Тсумэ, о свадебном торте и безголовой невесте, связав последние две истории воедино. Не упустил и продолжение истории про стеклянного мальчика. Но больше всего я рассказывал об Акико.
- Как ты думаешь, она сможет простить меня?
- Ты же бог, это ты должен всех прощать,- ответила Хигури.
- А кстати! Хотел давно у тебя спросить! А где предыдущий бог? Куда а он делся?
- А… Предыдущий бог… Ну он сошел с ума.
- Что?- удивился я.
- Лежит в психбольнице или умер давно!- ответила девушка с неприсущим ей равнодушием.
Что-то всё это в уме не укладывается! Надеюсь, меня не ждет такая же участь.
- Он слишком вдавался в подробности, - вновь послышался её голос.
-Что?- не понял я.
- Он, прежде чем что-то сделать, все тщательно обдумывал. Возможно, это хорошо, но наш мир устроен иначе. Тут нет места чувствам. А он… переживал за каждую душу. Не волнуйся, ты не такой, тебе по большому счету все равно, что будет с этими людьми. Ты все делаешь правильно. Твоя работа заключается только в подписании бумаг, беспокоится о душах – не твое дело.
Чуть помолчав, она добавила:
- Просто не бери в голову, Ками.

* * *

Вечером мы праздновали возвращение Хигури. Опять напились, наелись, напелись песен, насмеялись. Мы даже играли в канчо! У неё все получалось так ловко, что под конец я сдался и в честь своего проигрыша, согласился выполнить любое желание девушки. Мне выпало задание съесть золотую рыбку Хигури, с чем я немедленно справился. Это был действительно веселый вечер.

* * *

Утром я проснулся, а её уже не было. Сторона кровати, где она спала, была аккуратно заправлена.
Она ушла.
Ни записки…

Ничего.

Надеюсь, её отсутствие будет недолгим.

К обеду вновь пошел снег. Я взял зонтик и отправился на прогулку. Людей на улице было достаточно много, даже странно как-то. Они шли кто куда, смотря на носки своей обуви и не замечая ничего, кроме собственных мыслей. Некоторые из них останавливались у витрин магазинов и смотрели сквозь запотевшие стекла на различные товары.
Я же шел, преодолевая квартал за кварталом, шел просто так, не преследую какой-либо цели.
Вдруг взгляд мой упал на молодого парня, который сидел на корточках и плакал. Оглядевшись, я понял, что стою с той самой кондитерской лавкой, в которой мне подарили торт. Парень был тем кассиром, который радостно поздравлял меня с чем-то. Чисто из любопытства я подошел к нему и присел рядом.
- Привет! Что случилось?- ласково спросил я.
Он взглянул на меня и еще пуще залился слезами.
- Что такое? Тебя кто-то обидел? Может, я могу чем-то помочь?
Но он лишь пускал слезы из глаз и краснел.
-Так пошли!- я взял его за руку и потянул в соседнее кафе. Парень не возражал. Мы вошли и сели на против друг друга. Я заказал горячий чай и пирожные.
- Угощайся!
- Извините… Мне так неловко.- начал он.
- Ешь и всё!- отрезал я.
Он мгновенно схватил эклер и начал его кушать, изредка запивая чаем.
- Для начала, как тебя зовут?- спросил я.
- Такехико.
- Я Камидзё. Приятно познакомиться. Так что случилось?
- Мне так неудобно говорить об этом…
- Ничего. Рассказывай! Тебе сейчас просто необходимо с кем-то поделиться! Вдруг я смогу чем-то помочь!
- Меня уволили с работы.- дрожащим голосом проговорил Такехико.
- И только? Я думал что-то действительно серьёзное! Не переживай! А из-за чего, если не секрет?
- Наверное, это некрасиво говорить именно вам…
- Нет, говори!
- Меня уволили из-за вас.
Кусок пирожного вылетел у меня изо рта.
- Я перепутал заказ и отдал свадебный торт вам.- сказал он и вновь разрыдался.
- Ну вот, блин! Как знал, что не стоило его брать! Извини, что уж так вышло.
- Вы не виноваты.
- А знаешь что! Хватит уже реветь! Тебе надо развеяться! Нельзя так переживать по пустякам! Пошли вместе съедим этот торт!- предложил я.
Я вновь схватил его за руку и, оставив недопитый чай и недоеденное пирожное, поволочил его в сторону моего отеля.
За всю дорогу он не произнес ни слова. Я накрывал Такехико зонтом, сжимал его ладонь.
Он лишь хлюпал носом и быстро перебирал ногами. Парень почему-то с трудом поспевал за моими шагами.
Вскоре мы дошли до отеля.
- Простите, я вам должно быть помешаю…- стоя на пороге и оттряхивая снег с одежды, говорил Такехико.
- Нет, нет! Мне все равно нечего делать,- ответил я и помог снять ему куртку.
Мы вошли в кухню и сели за стол. Я достал торт и поставил чайник.
- Давно ты там работал?- спросил я.
- Только устроился, даже стажировку не прошел еще. Если бы работал, то стоимость торта вычли бы из зарплаты, а так придется самому платить.
- А сколько тебе лет?
- Семнадцать.
- Ты разве не должен учиться?
- На учебу денег нет.
- А живешь с кем?
- Один. Перебираюсь с улицы на улицу.
- В смысле у тебя даже квартиры нет?
- Ага,- сказал он и склонил голову.
- Ты совсем не похож на такого человека…
Парню нужно помогать! На то я и бог! Стоит ли мне приютить у себя этого…
- Если хочешь, можешь пожить у меня!- как то само собой вырвалось.
- Некоторое время,- прибавил я.
- Серьезно?- его глаза так заблестели.
Я кивнул.
- Но,- он вновь склонил голову и на его щеках выступил легкий румянец,- я и так доставляю вам массу хлопот…
- Ничего! Все в порядке!
- Спасибо большое вам!- он радостно захлопал в ладоши и кинулся мне на шею.
Я слегка потрепал рукой его мягкие густые волосы.
- Тебе спасибо,- произнес я,- а то я схожу с ума от одиночества.
Такехико еще сильнее сдавил меня. Еще долго он мне шептал слова благодарности.

* * *

Остаток дня мой новый сосед не отходил от меня ни на шаг. Он разговорился, и даже проронил несколько весьма смешных шуток.
Когда он вошел в ванную, то он сильно испугался. Мало того, что на кафеле копошились несколько золотых рыбок, сама ванная была очень загажена. Хотя у меня , чего-чего, а вот свободного времени было навалом, последствия того потопа я никак не мог предотвратить. Такехико помог мне разнести вещи, отчистить плесень, отмыть кафель, в общем, привести ванную в сносный вид. Хотя… выполнял основную работу он. Это я ему помогал.

* * *

Под вечер, я по обыкновению, достал баночку пива. Такехико внимательно смотрел, как я подношу её к губам и медленно опустошаю. Он своим взглядом просто выпытывал из меня слова типа «будешь?»
Я сдался.
После этого я конечно прибавил:
- Ты еще маленький, так что только попробовать!
Я достал еще пару бутылок и поставил их на стеклянный столик. Потом мы потушили свет и начали смотреть какую-то глупую комедию. С каждым смешным моментом, он всё громче смеялся. К середине фильма, парень перебрался ко мне на кровать и положил голову на моё плечо. Он всё смеялся и когда он это делал, рука, держащая пивную банку, дергалась, и алкоголь слегка обрызгивал мне лицо.
- Я так счастлив, что вы меня приютили,- сказал он мне к концу фильма.
Он очень сильно напился и в таком пьяном бреду осыпал меня комплиментами.
- Вы очень хороший… Вы так добры ко мне…
Такехико обнял меня и быстро поцеловал в щеку. Даже в темноте было отчетливо видно, как его лицо залилось румянцем.
- Да не стоит благодарности. Я уже говорил, что мне так даже лучше!
Я тоже приобнял его и достал бутылку из его руки.
- Хватит на сегодня, пошли спать.- сказал я.
Он кивнул.
Я встал и отнес бутылки на кухню, затем почистил зубы и умылся. Когда вернулся, Такехико уже спал.
Накрывшись теплым одеялом, вскоре уснул и я.

* * *

Среди опавших желтых листьев виделись очертания двух каменных глыб. Мы сидели на них и молчали. Вдруг она нарушила тишину, сказав:
- В отличие от листьев, что быстро опадают с дерева, а затем мирно гниют на земле, смешиваясь с почвой, человек гибнет по-другому. Лишь некоторым везет умереть так же тихо как листья. Процесс их ухода спокоен, люди же могут умереть в ужасных муках… Как ты думаешь, моя смерть будет подобна смерти опавшим осенним листьям?
- К чему такой разговор?- удивился я.
- Просто ответь.
- Наверное.
- Я чувствую, что скоро уйду. С каждым днем это ощущение всё разрастается и крепнет во мне.
- Что ты такое говоришь! Мы все умрем, но тебе до этого еще не скоро!
- Просто помни меня и всё. Просто помни…

* * *

Я проснулся около десяти утра от этого сна. Она вновь приходила ко мне.

Я снова позволил себе забыть её.

Неужели, стоит только отвлечься, как человек моментально пропадает в темноте твоей памяти? Неужели так быстро можно забыть о дорогих людях?

* * *

Такехико проснулся где-то через часа полтора. Все его движения были очень заторможены, он жаловался на головную боль, но всё же не переставал благодарить меня.
- Сегодня тебе стоит отлежаться,- произнес я, попивая чай.
Походу он первый раз так напился.
- Нет, не могу. Я пообещал кое кому о встрече.- сказал Такехико, доедая кусочек торта.
- И кому же, если не секрет?
- Матери.
- А…
- Отдам её деньги и сразу вернусь!
- Какие деньги? У тебя же у самого их нет!
- Ну вот отдам последние сбережения.
- Что-то я не понимаю… Твоя мать больна?
- Нет.
- Что-то случилось с вашей семьей?
- Нет, все в порядке.
- Тебе просто самому не на что жить. Твоя мать взрослый и здоровый человек и способна сама себя обеспечивать!
- Ну понимаешь… Она моя мать, хоть и непутевая, но она родила меня и я обязан ей помогать.
Он поблагодарил меня за завтрак и ушел.

* * *

Сидя за столом и доедая остатки торта, меня все никак не покидала мысль о Акико. С каждым днем моя любовь к ней становилась все больше. Даже не знаю, почему все это со мной происходит…
Но иногда…
Я просто забывал о ней.
Это было ужасно.
С каждым разом переносить такие временные провалы в памяти становилось все труднее.

Вдруг я вспомнил случай, который произошел со мной на прошлой неделе. У меня получилось призвать суши. Чуть позже, силой мысли я наполнил холодильник пивом и дорогим вином.
Быть может я смогу, хотя бы на несколько секунд, опять же силой мысли, призвать её сюда?
Хотя бы на несколько секунд увидеть её, обнять, почувствовать её тепло.
Я сел на кровать и стал восстанавливать в голове её образ. Она вновь бегала по опавшим желтым листьям. Я вновь целовал её губы, гладил её волосы, держал её за руку. Я даже смог почувствовать ветер, игравшей с её платьем.
Затем произнес её имя.
Акико.
Пусть Акико появится.

Открыл глаза. В комнате было так же тихо. Я обошел весь номер, в надежде встретить её, но все было безуспешно.
Мда… никудышный я бог.

* * *

Одевшись и закрыв за собой дверь, я направился на улицу. Опять все тот же старый маршрут. Зашел в кондитерский магазин, где работал Такехико и оглядел все полки.
- Здравствуйте!- поприветствовал я седого мужчину, сидевшего за прилавком, но он не обратил на меня ровно никакого внимания. И только на третье «здравствуйте», он поднял голову.
- Я хочу отдать деньги за Такехико. Он раньше работал здесь.
Мужчина грубовато назвал сумму и с жадностью вырвал купюры из моих рук.
- И еще свадебный торт пожалуйста. Тот четырёх ярусный с фигурками жениха и невесты.
Продавец недовольно взглянул на меня и принес огромную коробку. Отдав деньги, я удалился. Краем глаза я заметил, что седой мужчина одел очки и вновь устремил свой взгляд в журнал о рыболовстве.
Такехико должно быть скоро придёт…
Пройдя еще по нескольким заснеженным улицам, я направился к отелю.

* * *


@темы: 風を感じて進んでいきます。, Takahiro, fable in the cold bed

URL
   

главная