Philarmonic Decomposition
It's time of departure for the future. (c)
(c) Takahiro

«Если все в мире не более чем притворство, искренна одна лишь смерть».
Дзётё Дзинъэмон Ямамото.




Зайдя в здание, я отряхнул заснеженный зонтик и спросил у администратора: «Не появлялась ли Хигури?» его ответ был отрицателен.
Уже два дня прошло… Странно… Интересно, что там у неё стряслось?

Зашел в комнату, поставил чайник, положил торт в холодильник.

Вскоре вернулся Такехико.
- Ну как встреча с мамой?- поинтересовался я, но он прошел мимо, ничего не ответив. Парень уселся за стол и закрыл лицо руками.
- Что, совсем плохо?- спросил я, присев рядом с ним на корточки.
В ту же секунду я увидел, как на щеке моего нового соседа что-то поблёскивает.
Он что плачет?
Такехико всхлипывал и вытирал руками слёзы, так и норовившие вырваться из его глаз.
- Эй, Такехико. Ну не плачь. Не переживай так сильно уж. Я правда даже не догадываюсь, что произошло, но знай, что бы ни случилось, я всегда помогу тебе, всегда поддержу тебя, всегда напою чаем с тортом. Ну не плачь, пожалуйста.
Я умолял его, прижав к своей груди, но он всё рыдал.
Вскоре, подавив рыдания, он смог произнести:
- Эту женщину вообще трудно матерью назвать! Если я умру, ей будет наплевать ! она будет плакать только из-за того, что не станет еще одного кошелька!
- Давай ты просто забудешь обо всем! Вычеркнёшь эту историю из своей жизни…- начал я.
- Я давно уже вычеркнул её из своей жизни!- немного подумав, он добавил,- можно торт?
Я моментально налил чай, отрезал от нового торта верхний ярус, где красовалась невеста, себе же взял кусок с женихом и всё это великолепие водрузил на стол.
После чая, Такехико более-менее пришел в себя.
- Я пойду немного посплю.- сказал он и направился в зал.
Я стал мыть посуду. Интересно, чем его мать так «отличилась»? Бедняга, ему даже восемнадцати нет, а он уже успел так разочароваться в родителях.
- Камидзё,- послышалось из зала,- тут кто-то лежит.
- Сейчас подойду!- сказал я, убирая посуду в шкаф.
Такехико стоял рядом с кроватью и говорил:
- Камидзё… Там твоя девушка? Она должно быть спит, а я её побеспокоил.
Я ошарашено переводил взгляд с Такехико на кровать. Там действительно кто-то лежал. Одеяло было помято, а из под него торчала белоснежная рука.
Может быть это Хигури?
- Должно быть, это моя знакомая Хигури. Эй, Хигури!- сказал я, наклоняясь к кровати.
- Хигури!- вновь повторил мой голос.
Я чуть-чуть отодвинул одеяло.

Ледяной застывший взгляд…
Чуть видная капелька крови у рта…

Я пошатнулся. Дрожь охватила меня, в глазах потемнело.
- Камидзё! Камидзё! Очнись! Всё в порядке?- теребил меня за плечи Такехико.
Спустя несколько секунд, мой разум прояснился. Я самостоятельно встал и вновь приблизился к кровати. Меня одолевали сомнения. Я не знал, кто же там лежит, но ясно было одно, что жизнь покинула этого человека.
- Такехико…- начал я,- можешь уйти в ванную и тщательно помыться?
- Нет, я хочу тебе помочь,- посмотрел он на меня умоляющим взглядом.
- Нет, спасибо, я справлюсь сам. Это действительно моя девушка и она эм… голая,- начал врать я,- видимо вчера перебрала и завалилась ко мне спать. Я её приведу в порядок и отвезу домой, а тебе и вправду не мешало бы помыться.
- Да? Ну ладно, ты прав. Сегодня действительно на улице адская жара. Удачи тебе!- сказал он и направился в ванную.
Дождавшись, когда парень ушел, я сел на кровать и вновь отодвинул одеяло.

Это была действительно она.

Девушка, которую я любил.

Это была Акико.

Хоть сейчас я могу полюбоваться тобой, разглядеть всю прелесть чуть синеватой фарфоровой кожи, леденящих глаз и алых губ.
Желание, загаданное сегодня утром, действительно сбылось.
Теперь я могу смотреть на неё, находиться рядом с ней, покрывать её тело поцелуями… какое-то время. Пока алые лепестки её губ не ввалються в гнилую плоть, пока черные густые нити волос не смешаются с землей, пока её белоснежное тело не искусают серые личинки и коричневые жуки, пока её тонкие пальцы не растаскают крысы по своим норам, пока её нос не расклюют вороны…

Пока она не превратится в грустное воспоминание…

Она так и не узнает о моей любви.

Я взял её руку и начал разглядывать ладонь. По какому-то недоразумению линия жизни обрывается. По какому-то недоразумению ты, из разряда самых дорогих мне людей, стала обычным трупом, каких на кладбищах миллионы. Пока ты была жива, ты являлась одной единственной, теперь же ты одна из этих миллионов…
Почему же ты мертва? Ты была мертвой, когда я тебя призвал, либо своим приглашением в мой мир я обрек тебя на смерть?
Боюсь, ты никогда не ответишь на этот вопрос, и как насекомые будут разгрызать твою плоть, так и этот вопрос разгрызет мой разум.
Меня радует, что теперь мы вместе, хоть не надолго, но всё же вместе…
- Камидзё!- послышалось за спиной.
Я выпустил руку Акико из своей руки и обернулся. На пороге стояла Хигури.
- Камидзё! Что случилось?- спросила Хигури и подбежала ко мне. Она резко остановилась, увидев девушку.
- Это она?
- Да,- ответил я,- она мертва… Можешь ли ты мне помочь похоронить её?
Хигури не задавала вопросов, она помогла мне вынести тело через черный ход, и погрузив Акико в машину мы поехали в сторону леса.
Где то через час мы были уже на месте.
Черные стволы многолетних деревьев сливались с черной землей. Изредка виднелись островки белого снега. Почти везде еще лежали потемневшие желтые листья.
Мы прошли немного в даль леса. Хигури изредка спотыкалась, грязная нога то и дело окутывала её ноги.
- Здесь.- сказал я, остановившись около темного дуба.
Мы осторожно положили тело на мокрую землю. Я взял лопату и начал вонзать её в твёрдую почву. Хигури присела рядом и закурила.
- Не вериться, что она мертва.- почти шепотом произнес я.
Хигури качнула головой. Её рука дрогнула, и пепел с сигареты приземлился на желтые листья.
- Теперь у меня ничего не останется в память о ней.
- А как же воспоминания?- спросила Хигури.
- Я забуду её, как забыл то, что я ел вчера на завтрак или каким шампунем мыл голову неделю назад.
- Она была для тебя не важнее завтрака и шампуня?
- Нет, но после смерти она стала такой.
- Знаешь что,- начала Хигури, потушив сигарету,- у меня с собой фотоаппарат, давай я вас сфотографирую!
Я остановился. Даже не знаю нормально ли это фотографироваться с трупом. Хотя, возможно, с помощью фотографии я смогу выполнить обещание, данное Акико.
Я не забуду её.
- Ладно, давай!- согласился я.
Хигури встала и направилась к машине за фотоаппаратом.
Я остался наедине с телом Акико.
Мои мысли перенесли меня в тот осенний день. В моих руках будто оказался фотоаппарат, а она все так же бегала по лесу, подбрасывала опавшие лисья и смеялась.
У нас действительно не было ни одной совместной фотографии. Или я фотографировал её, или она меня. Теперь у меня появиться единственная с Акико.
Мертвой Акико.

Вскоре послышался хруст веток. Воспоминания покинули меня и я увидел Хигури. мы достали труп из пакеты. Она была в том же белом платье, как в тот осенний день. Я усадил её на землю, таким образом, чтобы её ноги свешивались в вырытую могилу. Сам я сел рядом точно таким же образом. Я приобнял её за талию и немного поправил ей волосы.
- Ну, вы готовы?- спросила Хигури.
Я кивнул головой.
Девушка начала всматриваться в объектив фотоаппарата.
-Улыбнитесь что ли, а то как на похоронах!- улыбнулась она.
Меня рассмешила эта фраза и в ту же секунду нас ослепила яркая вспышка.
Когда свет исчез, фотоаппарат извлек фотографию. Я взглянул на неё. Как будто бы обыкновенный снимок. Я улыбаюсь, Акико склонила голову на моё плечо. Лишь её закрытые глаза и бледноватый оттенок кожи выдают всю правду.
Я убрал фотографию в карман пиджака и, взявшись с Хигури с двух сторон за тело, мы медленно положили его в вырытую яму.
- Можешь оставить меня?
Хигури послушно отошла в сторону машины.
Я вновь сел на землю, свесив ноги в могилу.
Ты никогда не узнаешь, насколько сильно я любил тебя, ты никогда не узнаешь, кА ты была мне нужна.
Почему мы начинаем по настоящему ценить человека только после его смерти?

Акико, прости!

Вскоре вернулась Хигур с букетом белых лилий, взятых из моей вазы сегодня.
- Видишь, чернокожий не так уж и бесполезен!- улыбнулась девушка.
Она кинула цветы на тело и сказала:
- Прощай, красавица.
Я взял лопату и начал закапывать труп. Хигури вновь села у дерева и закурила.
Через минут двадцать я полностью сравнял могилу с землёй. Мы походили по ней, а затем засыпали всякими ветками и листьями. Я не пожелал делать никаких памятников, я даже не стал возвышать могилу. Не хочу, что бы кто то её тревожил. Включая меня. Пусть всё будет так, как было.
Если я даже захочу встретиться с ней, даже при всём желании я не смогу определить точное место, где покоится тело некогда любимой мной девушки.
Мы положили лопаты в багажник и сели в машину. На этот раз за рулем оказалась Хигури. Я же сел на заднее сиденье и, обхватив колени руками, всматривался в свет проезжающих мимо машин.
- Знаешь что, кое-какие вещи в этой истории до конца еще остаются непонятными.- сказала Хигури.
- Что же?- спросил я.
- Ну… как умерла Акико. И умерла ли она вообще.
Меня будто кипятком ошпарило от этих слов.
- Что ты такое говоришь! Мы же сами её похоронили
- Просто наш мир не совсем обычный, он очень отличается от того, где ты был раньше. Но давай по порядку. Если предположить, что Акико была уже мертва, в тот момент, когда ты призвал её… ну, это просто в голове не укладывается, и быть такого не может, так что этот вариант отпадает. Остаётся только два варианта: или своим призывом ты убил её, или она жива.
- Как это жива?! Ты хоть понимаешь, что ты говоришь?!- сорвался я на крик.
- возможно, это невероятно, но такие случаи происходили и раньше.
- И как мне узнать правду?
- Никак.
В салоне повисла тишина. Ночь накинулась на машину, и лишь свет фар разгонял поглощающую тьму. Хигури сидела за рулём, а я продолжал всматриваться в лужи, отражавшие блики проезжающих мимо машин.

* * *

Вскоре мы прибыли в отель и поднялись в номер.
- Э-э-э, Камидзё… Это еще что такое?- как-то странно спросила Хигури.
Я зашел в зал и увидел как на кровати кто-то лежит. Всё точно так же, как и несколько часов назад. Это что, Акико?
- Камидзё… мы же её закопали. Мы же избавились от её тела!- с дрожью в голосе твердила Хигури.
Я приблизился к кровати и отодвинул одеяло.
Волна облегчения нахлынула на меня. В кровати, на том самом месте, где лежала Акико, сейчас находился Такехико. Он спал и мило похрапывал.
- О, боже!- воскликнула девушка и резко закрыла глаза.
- Хигури, ты чего?- удивился я.
- Что он делает у тебя?- говорила она, всё не открывая глаза.
- Это мой друг. Теперь он живёт со мной.
- Избавься от него! Срочно!- закричала она.
- Да что на тебя нашло?- спрашивал я, но от Хигури уже и след простыл. Только было слышно, как хлопнула дверь.
Я вновь зашел в зал. Такехико всё ещё спал. Я налил себе кофе и сел рядом с ним.

Почему Хигури так себя повела? Её не мог испугать твой вид, тут дело в другом.
Почему то моя рука потянулась к лицу парня. Я провел ею по мягким волосам, спускаясь к глазам, обвел маленький нос, дотронулся до влажных губ… Тут я резко отдернул руку.
Капелька пота приземлилась на белую простыню.
Что я такое делаю?
Что со мной происходит?
Трудный день. Просто усталость.

Я допил кофе и направился в кухню. Вдруг чья-то рука дотронулась до моей ноги. Я оглянулся.
- Не уходи.- вдруг сказал Такехико каким-то странным хриплым голосом.
- Что случилось?
- Мне очень плохо.
- Ты болен?
Его лицо было красным и по нему струились мелкие капельки пота.
- Я принесу что-нибудь попить.
- Нет, останься. Пожалуйста.
Пришлось сесть рядом с ним.
- Что с тобой произошло?
- Не знаю.

Где-то через час он уснул . всё это время я сидел рядом с ним и водил пальцем по линиям на его ладонях. Сначала парень метался из стороны в сторону, но вскоре успокоился.
Я же не смел уйти. Его длинные ресницы вздрагивали при каждом вздохе, щёки наполнялись румянцем, а рот был чуть приоткрыт. Не получалось отвести от него взгляд. Этот мальчик будто гипнотизировал меня, будто поглощал мою душу, будто его тело стало своеобразным барьером, отделившим меня от реальности.
Вскоре ночь накрыла окна чёрным покрывалом, и в комнате стало темно.
Я медленно встал с кровати и направился в ванную. Почистил зубы, принял душ, переоделся, а затем примостился на полу рядом с кроватью. Спустя какое-то время сон настиг и меня.

* * *

Целых две недели я не выходил из дома . Организм Такехико никак не хотел выздоравливать. Я ухаживал за ним: кормил, мыл, натирал всякими мазями и поил всякими лекарствами. Где-то через полторы недели он пошел на поправку, но я всё равно никуда не выходил. Почему то весь мой мир сосредоточился у кровати этого, едва знакомого мне, паренька. Меня радовало просто находиться с ним в одной комнате. И всё это не походило на чувства, которые испытывает человек, ухаживая за больным животным или ребенком.
С появлением Такехио я перестал себя понимать.
Спустя еще несколько дней ко мне в номер забежала Хигури. Она вкатила свой аквариум в зал и устремила грозный взгляд на парня, затем схватила мою руку и вытащила на кухню.
- Он всё еще здесь?- спросила она, стараясь сдерживать нахлынувшие на неё негативные эмоции.
- Я не могу его выгнать на улицу! Он болен!- ответил я.
- Ты хоть понимаешь, кто он?! Ты хоть понимаешь, что сам потом будешь винить себя, за то, что не выгнал меня! Чёрт…
Хигури присела и взялась руками за голову. Она вся дрожала.
- Что с тобой?
- Подумай над моими словами,- сказала она и, шатаясь, направилась к выходу.

Что с ней? Что её так раздражает в Такехико? И что мне теперь делать?
Ничего не понимаю.

* * *

Такехико идёт на поправку. Мы стали всё чаще и чаще выходить на улицу. Сначала на минут 15, потом наши прогулки начали затягиваться. Мы блуждали по опустевшему городу. Людей на улицах стало появляться всё меньше, порою меня одолевало такое чувство, будто даже и за сотни километров от нас нет ничего! Дождь прибивал к асфальту сухую пыль, и улицы наполнялись каким-то дивным и невероятным ароматом.
Обычно мы ходили под зонтиком. Когда замерзали, то забегали в ближайшие кафе, там обсыхали, а затем снова выходили на улицу, и снова дождь накрывал нас с ног до головы.
Так проходили наши дни.
Я всё реже стал заниматься документами, признаться, я даже перестал чувствовать себя богом. Я делал всё, что угодно, никому ничего не указывал, никому не докучал. Жил как обычный человек.
В эти дни счастье наполняло моё сердце. Мне было радостно только от того факта, что он со мной, что Такехико смеётся над моими шутками, держит мою руку, смотрит туда же, куда и я. Этот парень действительно доставлял мне неимоверную радость. Я будто жил им. Будто кроме него во всём мире ничего не существовало.
Странное, но всё же счастливое это было время.

* * *

- О, я так замерз!- сказал Такехико, заходя в номер и потирая покрасневшие от холода руки.
- Я же тебе предлагал перчатки,- произнес я и полез в пиджак за перчатками. Вдруг вмести с ними выпал какой-то белый листок. Я нагнулся и взял его. Это была фотография.
Странно…
Хоть и на ней изображен я, что-то не припоминаю, когда был сделан снимок.
На фотографии со мной девушка в белом платье и с длинными тёмными волосами. Она склонила голову на моё плечо.
- Кто это? Твоя девушка?- спросил Такехико.
- Эм… не знаю.
Я быстро убрал снимок в карман и попросил парня налить кофе.
После того, как мы съели пару бутербродов и опустошили свои чашки, пошли спать.
Но сон упорно не достигал меня. Мозг решительно не хотел отдыхать, он был занят лишь мыслями о той фотографии. Я встал и направился в коридор. Достав из пиджака фото, заперся в ванной.
- Кто же ты?- спрашивал я девушку на фото.
Только что заметил, что её глаза закрыты, должно быть моргнула.
Пейзаж какой-то странный. Мы сидим на траве и опавших листьях, опустив ноги в яму. Сзади из земли торчит лопата, чуть дальше огромный чёрный пакет.
Ничего не понимаю!
Может утром на меня снизойдет озарение?

* * *

Но и на утро мой мозг не прозрел.
Я встал и направился на кухню. Такехико ещё спал. Вдруг послышался скрежет за входной дверью. Через несколько секунд в комнату вошла какая-то девушка. Она везла аквариум на верёвке.
О! Да это же Хигури! Признаться, я сначала её не узнал. Давненько она ко мне не заходила и я уже начал её забывать.
Я махнул её рукой, и девушка сразу же направилась ко мне.
- Привет. Ну так что?- спросила она.
- Ну… всё в порядке,- ответил я.- сама как?
- Да ничего.
- Хигури, я хотел тебе кое-что показать,- произнёс я и направился в коридор, где из кармана пиджака достал фото, так тревожащее мои мысли.
- Не знаешь, кто это?- спросил я.
Девушка взяла фото в руки, затем долго всматривалась в мои глаза, а после быстро направилась в зал. Она резко остановилась, увидев в кровати спящего Такехико, схватила меня за руку и вывела в коридор.
- Это Акико,- говорила она, тыкая пальцем в изображение на фото,- тебе это имя ни о чём не говорит?
- Эм… нет. Ничего,- не понимал я.
- Я так и знала… Я же говорила тебе выкинуть этого парня!- срываясь на крик, твердила Хигури,- ты же поклялся, что никогда не забудешь её!
- Я что-то не понимаю…
- Такехико не обычный парень. Он… ну как бы тебе это объяснить… он забирает твои воспоминания. Ты, наверное, заметил то странное чувство, будто он стал для тебя чем-то наподобие смысла жизни!
Я задумался. Меня и вправду не раз посещало похожее ощущение.
- Но это он неосознанно, наверно он и сам не знает о своем даре,- продолжила она.
Мои мысли начали медленно приходить в порядок.
Акико.
Неужели я снова не сдержал своё обещание?
- Лучше избавься от него! Если будешь продолжать жить с ним, то воспоминания об Акико вернуть уже будет невозможно.

Чёрт! Каким я был идиотом! Неужели какой-то мальчик способен стереть мою любовь к ней!
-Такехико! Такехико!- кричал я.
Парень начал медленно открывать заспанные глаза.
- Всё! Ты выздоровел! Теперь тебе пора уйти! Навсегда!
Он удивленно взглянул на меня.
- Давай, давай! Я не шучу!- невольно я срывался на крик.
Он с минуту сидел на кровати, не шевелясь, широко раскрыв глаза, затем встал и поспешно начал собирать вещи.
Вскоре он стоял у порога. Гнев всё не оставлял меня. Он разрывал моё тело на части. Я словно пылал им! В Такехико я видел причину всех своих неудач. Мне хотелось вышвырнуть его из окна, разрубить на части, уничтожать его изо дня в день. Мои чувства просто не могли принять того, что из-за какого-то проходимца, я вновь забыл Акико.
- Быстрее!- подгонял я парня.
Уже в коридоре он резко обернулся и поклонился мне.
- Спасибо вам за вашу доброту, и извините за то, что доставил вам массу неудобств.
- Уходи же!- крикнул я.
- Еще раз извините и… прощайте.
Я моментально захлопнул дверь. В те несколько секунд, когда он еще стоял в коридоре, я отчетливо увидел его глаза, наполненные слезами, но это ни капельки не тронуло меня. И с этим неприсущим мне равнодушием, я зашел в кухню. Там меня ждала Хигури. Она сидела на стуле, засунув обе ноги в аквариум, и пила чай.
- Не вини себя. Ты же не знал,- ласково сказала она.
- Я и не виню,- ответил я.
Руки мои вновь потянулись к фото, а глаза принялись всматриваться в лицо Акико.

* * *

- Ты думаешь, она сможет меня простить?- спросил я.
- Я не знаю,- говорила Хигури.
- Интересно… жива ли она?
- Боюсь, но нам этого не узнать.
Вдруг с моих уст резко сорвались слова:
- Могу ли я вернуться назад?!
Зрачки девушки резко расширились. Спустя несколько секунд она выдавила:
- Ты… ты действительно хочешь проверить,… жива ли она?
- Да. Прошу!
- Но… если она будет мертва, ты вернёшься?
- Да, конечно,- улыбнулся я.
Девушка вдруг резко разрыдалась. Я обнял её, но она всё продолжала плакать.
- Прости меня!- захлебываясь слезами, говорила Хигури,- я не буду держать тебя. Ты бог, и тебе виднее. Может быть, она жива, и там с ней ты будешь счастлив, но если вдруг что…
- Она жива, я знаю это,- с воодушевлением произнес я.
Девушка ещё пуще разрыдалась. Моя одежда быстро намокла от её слёз.
По подоконнику вновь забарабанили капли дождя, предвещая очередную пасмурную неделю.

* * *

Проснулся я очень рано. Мне не терпелось увидеть Акико. Я будто ощущал, что она жива, будто знал, что сердце ещё бьётся в её груди.
Никогда больше не вернусь сюда! И это точно! Она не может быть мертва! Я знаю, она ждёт меня!
Наверное, Акико очень волновалась, ведь я тут уже третий месяц.
Завтра, наконец-то, она узнает, насколько сильна моя любовь к ней!

Ну а что же сегодня? Сегодня надо бы попрощаться со всеми.
Сначала направился в чайное заведение. Я не стал говорить об отъезде, просто посидел и поболтал со всеми. Там присутствовали все те, с кем я познакомился в мой первый вечер пребывания здесь. И супружеская пара, и девушка с щупальцей, и мама с дочкой. Все, кроме стеклянного мальчика.
Мы просидели так часика три, затем я направился на пляж. Всё как всегда: прошёл по тёплому песку чуть дальше обычного, и вскоре оказался у полуразрушенного здания.
Там на балконе сидела Тсумэ.
- Привет,- сказала она,- что-то ты давно к нам не заходил.
- Да были дела,- ответил я и, забравшись на балкон сел рядом с ней.
- Как поживаешь?
- Я? Прекрасно,- улыбнулась девушка.
- Я… этот… ну хотел попрощаться…
Тсумэ даже не взглянула на меня, её взгляд был устремлен в море. Она будто бы даже не удивилась моему отъезду.
- Я уезжаю!
- Береги себя,- прошептала она, не отводя взгляда от синеющей дали.
- Не спросишь куда?
- Куда бы ты не поехал, главное – воспоминания. Береги и себя и их. Только тогда ты будешь счастлив.
- Спасибо тебе.
- И тебе. Ты и правда мне очень понравился,- вновь улыбнулась она.
- И ещё… ты можешь исполнить мою последнюю просьбу перед отъездом?- взглянул я на неё.
- Да, конечно.
- Спой, пожалуйста, мне ту песню.
Уголки её губ приподнялись, и вскоре пляж наполнился дивной мелодией, исходящей из её уст.

Тсумэ всё пела. Я встал и направился к выходу, сказав:
- Не останавливайся. Пой, пока я не скроюсь из вида.
Она кивнула головой.
Я же нагнулся и прильнул губами к её холодному лбу.

Солнце начинало скрываться за горизонтом. Я шёл по остывающему песку. Её песня всё ещё доносилась до моих ушей. Было отчетливо слышно, как Тсумэ захлёбывалась слезами, но продолжала петь. Когда я уже был далеко, голос её приобрел иное звучание. Девушка срывалась на крик. Она хотела, что бы её песня, как можно дольше оставалась в моем сердце. Ветер доносил до меня слабые всхлипы, хриплый крик и всю ту же дивную мелодию…
Вскоре я скрылся за поворотом, и ветер окончательно унёс её песню. Перед моим взором открылись всё те же пустынные улицы, всё те же ледяные витрины магазинов, всё та же пыль на дорогах, прибитая утренним дожём.
Но я думал только об одном: а ведь у неё действительно получилось!
Еще долго её песня не покидала меня.

* * *

С этими мыслями я проходил по городу около двух часов. Под конец своей прогулки я опять каким-то странным образов оказался у той самой кондитерской лавки, где раньше работал Такехико.
Сегодня вечером придет Хигури. надо бы её порадовать вкусным тортом!
Я переступил порог и попросил у продавца принести свадебный торт (мне он так полюбился, не представляю, как я буду жить без него!)
Через несколько секунд из-за прилавка показался торт, а нёс его…
Кто?
Такехико?!
- Камидзё,- произнес он устремив на меня свой невинный детский взгляд.
- А, нет, спасибо! Я передумал,- поспешно пробормотал я и побежал к двери, но вдруг парень крепко схватил меня за руку. Всё моё тело будто парализовало!
- Камидзё, прошу, не держи на меня зла,- умолял он.
Я резко выдернул руку и выбежал на улицу. Всё моё существо прекрасно понимало, что находиться с этим человеком небезопасно. В любую минуту я могу вновь забыть Акико, а это непростительно!
- Камидзё, постой!- крикнул Такехико.
Отбежав на достаточное расстояние, мне пришлось всё же обернуться.
- Объясни хотя бы, чем я тебя так разозлил?- спросил он, и слёзы жемчужным градом посыпались из его глаз.
Глупый мальчишка! Он даже не знает, что во всём происходящем нет его вины, а всё равно просит прощения.
- Ты ни в чём не виноват,- крикнул я (он был довольно далеко, поэтому приходилось кричать),- всё дело во мне.
- Тогда…- говорил парень, приближаясь ко мне.
- Такехико! Стой, где стоишь!- нервничал я.
- Позволишь ли ты…
- Не приближайся! Стой!
- Позволишь ли ты побыть с тобой ещё немножко?
С каждым шагом он становился всё ближе. Сердце бешено стучало, а разум вновь затуманивался. Будто электричество проходило сквозь моё тело. Я просто не в силах был остановить ту безумную радость, которая охватывала меня, с каждым его шагом.
- Такехико! Прошу тебя, остановись!- сопротивляясь неведомой силе, из последних сил выкрикнул я, когда парень был уже на расстоянии вытянутой руки. Мои глаза нервно бегали, пытаясь не смотреть на него, а сердце всё так же бешено стучало.
- Прошу тебя, не подходи…
- Почему?
- Пойми меня правильно, но пребывание с тобой… делает меня слабым. Прости, что был так жесток с тобой. Прощай, Такехико.
Сказав это, я развернулся и быстрым шагом направился к дому. Он было хотел что-то сказать, но не нашел слов.
Меня всё еще продолжало трясти. Это было похоже на сильный озноб или бешеный жар…
Я уже был довольно далеко, как вдруг кто-то сзади резко обхватил моё тело руками.
Это был он.
- Камидзё!- говорил он, захлёбываясь слезами,- смогу ли я увидеть тебя снова?
- Прости, но нет,- отрезал я.
Его руки медленно опустились. Он отпустил и моё тело и мою душу. Я не смел обернуться назад, но мне казалось, что он опустился на асфальт и ещё долго пытался подавить нахлынувшие рыдания.

Ну вот… даже торт не купил!

* * *

Вскоре я оказался дома. Принял душ, поел суп, выпил чашку чая.
Где-то часов в семь, ко мне пришли Хигури и чернокожий гранат. Мы перекусили и пошли в зал играть в сёги.
Хигури как обычно выкидывала шутки, я же катался по полу от смеха. Гранат же просто улыбался. Он, оказывается, был глухонемой и даже при всём желании не смог бы нам ответить.
Когда же мы вдоволь наигрались, то начали смотреть какую-то комедию. Она была не особо смешная, но с комментариями Хигури, просмотр принял более весёлую форму.

Это был один из самых весёлых вечеров. Мы так много смеялись, что под конец наши щёки начали жутко болеть.
Часа в два Хигури сказала, что нам пора расходиться. Первый засобирался чернокожий гранат. Он официально протянул мне руку, я же его по-дружески обнял. Всё-таки последний раз видимся. Он грустно улыбнулся мне на прощание. Гранат был рад, что я еду к Акико, но в тот же момент был огорчен, что не сможет больше доставлять мне белые лилии.
Мы остались с Хигури одни. Допив очередную банку пива, засобиралась и она.
- Ляжешь спать, а как проснёшься, будешь уже там,- сказала она.
- Спасибо тебе за всё,- поблагодарил я.
- Тебе спасибо. Мне и правда было очень весело с тобой. Я еще потренируюсь в сёги, что бы когда ты приедешь…
- Я не приеду.
- Ну а вдруг всё же,- не теряла она надежду.
- Она жива. Я это чувствую,- уверенно произнес я.
- В любом случае, я не забуду тебя,- улыбнулась девушка.
- Я тоже.
- До встречи,- махнула она рукой.
- Прощай,- произнес я.
Она вышла в коридор. Я захлопнул дверь.

Как-то всё сухо… Как-то странно мы попрощались. Я действительно очень привязался к ней.

Интересно, насколько долго будут жить воспоминания в её душе?

* * *

Две пары ботинок почти беззвучно шли по опавшим желтым листьям.
- Ты какая-то странная сегодня,- произнёс я.
- Разве?- не поняла Акико.
- Беседы на какие-то о воспоминаниях заводишь, да и много чего ещё! Тебя что-то тревожит?
- Нет.
- Если честно?
- У тебя было когда ни будь такое ощущение, будто чувство реальности ускользает от тебя. Еще секунда, и ты словно растворяешься в окружающих предметах и забываешь себя. Думаешь, что ты уже совсем не Киетаро, а я совсем не Акико. И мы не люди вовсе, а некие предметы, бесформенные, безликие, бесчувственные. Понимаешь меня?
- Я стараюсь понять.
- Поймешь когда-нибудь.
- Когда же?
- Когда меня не станет.

* * *

Я начал медленно открывать глаза.
Столик.
Что?
Нет белых лилий?
Неужели действительно получилось?!
Резко поднялся с кровати. Действительно, квартира была другая. Выглянул в окно. Сотни людей шли по улице.
Всё-таки это мой настоящий мир.

Но что мне делать теперь? Как найти Акико?
Краем глаза я заметил, как на телефоне мигает кнопка автоответчика. Надо просмотреть записи.
«Киетаро! Куда ты пропал? Позвони мне срочно, как прослушаешь это сообщение! Мы все за тебя очень волнуемся».
Это была она! Это был её голос!
Я прослушал все сообщения. Большинство было от Акико. Затем в записной книжке нашел её адрес, надел парадный костюм, причесал волосы и вышел из дома. В соседнем магазине купил букет из семи хризантем. Думаю, ей понравится. Поймал такси и через минут сорок был у её дома.
Моё сердце колотилось в бешеном ритме от предвкушения нашей встречи. Поднимаясь по ступенькам к её дому, моё воображение рисовало картины наших объятий. Затем она начнёт расспрашивать, о том, куда я пропал. Придется её соврать, будто случилось что-то важное в семье, не хочется, чтобы она сочла меня за сумасшедшего. Затем мы выпьем чаю, прихватив фотоаппарат, побежим в парк. И вновь сухие опавшие листья будут нежно шуршать под нашими ногами.
Ну что, Акико, сейчас всё решиться!

Я нажал на кнопку звонка. Моментально дверь мне отворила женщина. Должно быть её мама. Ей было лет за сорок. Невероятно худая и бледная, в глазах – усталость. Моё сердце дрогнуло, сам не знаю от чего, то ли от её вида, то ли от ускользающего чувства реальности, но тем не мене я постарался бодро заявить, что пришел к Акико.
Женщина попросила войти в дом. Сняв обувь, я разместился на мягких креслах.
- Ты ведь Киетаро?- спросила она.
- Я кивнул.
- Акико много о тебе рассказывала.
- Где она?
Женщина устало перевела взгляд на фотографию Акико в чёрной рамке, а затем сказала с такой интонацией, будто речь шла не о её дочери, а о кошке сводной сестры подруги её соседки по курсам аквааэробики:
- Она мертва.
Белые хризантемы тихо приземлились на деревянный пол. Сердце замедлило ритм. Реальность же вновь посетила моё сознание.
- Что?- только и смог выдавить я.
- Умерла полтора месяца назад. У неё были проблемы с сердцем. Да и еще переживала сильно,- тут она сделала глубокий вздох, а затем продолжила с каким-то неестественным высокомерием,- из-за тебя. Ночами не спала, истоптала пороги всех больниц и моргов, думала, что с тобой что-то случилось серьёзное, а ты ничего так. Живой! В отличие от неё.
Я не мог и пошевелиться. Слова матери Акико достигали меня в странном хаотичном порядке. Разум будто обезумел. Дрожь колоссальной волной разносилась по всему телу. Воздуха не хватало. В те бесконечные секунды я словно находился при смерти.
Пошатываясь, я вышел из дома. Женщина ещё что-то кричала мне в след, но слов её был не в силах разобрать.

Тебя действительно больше нет? Это не сон?

Что же я наделал!

Твоя смерть полтора месяца назад абсолютно точно совпадает со временем, когда я призывал тебя.
Неужели, это моя вина?

* * *

Я шёл, не разбирая дороги, расталкивая толпу, за что был удостоен несколькими замечаниями. Ничего не замечал.
Словно в бреду.

Если бы человек в середине зимы принёс в свой тёплый дом нераскрывшуюся куколку, обогрел бы её. Через какое-то время она бы стала бабочкой. Представляете, какое разочарование её подстерегало, увидев она холодный пейзаж за окном!
Так и я. Ждал, как обезумевший, этого дня, думал встречу её, а место неё лишь смерть.

Что со мной стало? Раньше я мог управлять миром, писать судьбы людей, а теперь… я не способен даже вернуть её!

Смогу ли я когда-нибудь увидеть тебя?
А, Акико?

* * *

Ветер играл с моими волосами. Галстук порхал из стороны в сторону. Рука сжимала наше фото с твоих похорон.

Нет смысла. Смысл просто исчез с её исчезновением.

Ну вот и конец.

Я сделал уверенный шаг и слегка нагнулся, чтобы посмотреть вниз. Довольно высоко. Скала, на которой я стоял, уходила в огромную бездну моря. Волны лизали подножия грубого камни. Казалось еще чуть-чуть, и скала не выдержит и с треском рухнет вниз.

Ещё один шаг.

Не хочу ни о чем думать, ничего воспоминать, потому что она унесла с собой все воспоминания.
Когда-то она сказала, что человеческая память не вечна, и я не смогу пронести сквозь года любовь к ней.
Лучше уйти сейчас, пока всё так свежо, а не в старости, когда всё умрет еще до конца.

Ещё один уверенный шаг и я стремительно полетел вниз.

* * *

Ещё не умер. Вижу, как тёмно-синее небо проплывает надо мною. Чувствую, как холодная вода проникает под мою одежду. Слышу, как замедляется ритм моего сердца.
Тело уже почти мертво, но вот разум ещё жив. Где-то вдалеке он распознаёт тихую мелодию.
Похоже на песню Тсумэ…
Да! Это точно она!

Еле различимая тень нависла над моим обезображенным телом. Тёмный контур человека перекрывает синие облака. Человек склоняется ко мне и ложит мне на грудь две белые лилии. Смуглое лицо человека говорит о его африканских корнях. Легкая улыбка скользнула по моим губам. Это был он. Чернокожий гранат.

Чувствую, как пульс замедляется. Чувствую, как моя кровь смешивается с морской пеной. Испускаю последние вздохи. Последний раз вглядываюсь в темные дождевые тучи, с мыслью об Акико.

* * *

Пой, Тсумэ, прошу тебя, пой! Пой, пока я ещё жив, пой, пока смерть не настигнет меня. Я хочу, что бы последним звуком, который я услышу, была твоя песня. Прошу, не останавливайся. Продолжай петь о моей оставшейся жизни! Пой, пока волны не накроют меня с головою, пока мои уши не затопит морская вода.
Пой, Тсумэ, пой о моей оконченной жизни.



@темы: 風を感じて進んでいきます。, Takahiro, fable in the cold bed